«Всякому оренбуржцу знакомо это имя…» (к 115-летию назначения Я.Ф. Барабаша на пост Оренбургского губернатора и наказного атамана Оренбургского казачьего войска)

В документах Государственного архива Оренбургской области сохранился послужной список Якова Федоровича Барабаша, в котором содержатся сведения о его происхождении и профессиональной деятельности.

Я.Ф. Барабаш родился 12 мая 1838 г. (здесь и далее даты указаны по старому стилю) в Полтавской губернии в дворянской семье. Обучался в Александровском Брестском кадетском корпусе, по окончании которого 13 июня 1858 г. поступил на службу поручиком в Ростовский гренадерский полк.

В августе 1861 г. Высочайшим приказом был переведен прапорщиком в лейб-гвардии Литовский полк. А в мае 1862 г. по собственному желанию был прикомандирован к штабу Отдельного гвардейского корпуса, который предоставлял возможность для поступления в Николаевскую Академию Генерального штаба, куда он и был зачислен в августе 1863 г. для «образования в высших военных науках».

По окончании курсов распоряжением начальства Я.Ф. Барабаш был назначен в военно-следственную комиссию, учрежденную при Варшавском военном отделе. С разрешения Военного Министра в декабре 1865 года причислен к Генеральному штабу, однако, был обязан проходить службу в штабе Киевского военного округа. В январе 1865 года Я.Ф. Барабаш получил звание подполковника.

В марте 1871 г. Яков Федорович был назначен штаб-офицером особых поручений при командующем войсками ВосточноСибирского округа в г. Иркутске. В ноябре 1871 г. получил назначение на должность начальника самостоятельного отряда, целью которого была защита российского консульства в г. Угре и торговых интересов в северной Монголии. Выполнив поручение, Я.Ф. Барабаш вывел вверенный ему отряд из Монголии и возвратился в Иркутск для дальнейшей службы.

В декабре 1872 года Яков Федорович был назначен исполняющим дела начальника Военно-Топографического отдела Восточно-Сибирского военного округа. В том же году он провел статистические исследования в районе р. Сунгари, изучив ближайший путь от данной реки и ее притока Хурха-Бира в Уссурийский край. Параллельно с этим Я.Ф. Барабаш получил поручение ознакомиться с военным устройством Маньчжурии, с расположенными там войсками, и вообще «как можно тщательнее изучить все то, что может представлять интерес в военном отношении».

В 1874 году за отличную службу Яков Федорович был возведен в звание полковника, в том же году назначен начальником Иркутского юнкерского училища, а затем – начальником штаба войск Приморской области.

В июне 1875 года Я.Ф. Барабаш был избран правительственным комиссаром для наблюдения за исполнением условий трактата об обмене части острова Сахалин, принадлежавшего Японии, на несколько русских островов Курильской гряды. Кроме того, на Якова Федоровича была возложена серьезная задача – обеспечить на принятой территории военный и гражданский порядок.

В мае 1883 года Я.Ф. Барабаш получил звание генерал-майора и в составе правительственной комиссии был направлен в город Владивосток. Комиссии было поручено составить проект укрепления города, как с суши, так и с моря, а также определить численность гарнизона, необходимого для обороны крепости.

В должности председателя пограничной комиссии в мае 1884 года Яков Федорович совместно с китайскими комиссарами участвовал в работе по проверке государственной границы с Китаем в Южно-Уссурийском крае и обозначению ее опознавательными знаками на местности.

Летом 1884 года Я.Ф. Барабаш был назначен военным губернатором и командующим войсками Забайкальской области, управляющим гражданской частью и наказным атаманом Забайкальского казачьего войска, а в 1888 году Высочайшим приказом назначен военным губернатором Тургайской области и командующим войсками.

В 1894 году за отличную службу Яков Федорович получил звание генерал-лейтенанта.

Оренбургским губернатором и наказным атаманом Оренбургского казачьего войска Я.Ф. Барабаш был назначен в начале октября 1899 г.

Одним из самых значительных событий за годы правления в Оренбурге Якова Федоровича было проведение железной дороги от Оренбурга до Ташкента длиной в 1900 верст (1 верста – 1, 06 км.). Окончательно же железная дорога была достроена лишь в 1906 г.

Яков Федорович управлял Оренбургской губернией в нелегкое для России время.

28 января 1904 г. в Оренбург поступила правительственная телеграмма, в которой объявлялось – Япония напала на Россию. Указ Я.Ф. Барабаша о мобилизации населения поступил незамедлительно. Уже 29 января казачьи офицеры отправились к войскам в Сибирь. В их числе значился и сын Оренбургского губернатора хорунжий Яков Яковлевич Барабаш.

С первых дней в Оренбурге наблюдалось воодушевление среди простого населения и всплеск патриотизма. Каждый переживал за судьбу своей страны, любой был готов пойти на защиту Родины.

В газете «Оренбургский листок» за 8 февраля 1904 г. сообщается: «Воодушевление в Оренбурге растет и не уступает патриотическому энтузиазму в прочих городах России. Манифестации на улицах и в театрах продолжаются с неизменным исполнением гимна «Боже, Царя Храни», особенно в театре народного дома, где по желанию публики уже дважды сыграна была пьеса «Жизнь за царя». Известия о некоторых неудачах русского флота не вызывают уныния. Пожертвования идут от всех учреждений и сословий. Даже киргизы, до последнего времени не знавшие о вероломстве японцев, искренне сочувствуют священному порыву русского народа отразить предательское нападение врага и привозят в Оренбург деньги на нужды «Красного Креста»».

3 февраля 1904 г. в городе начал свою работу Оренбургский дамский комитет, который приступил к сбору пожертвований в пользу российской армии. Ежедневно с 12 до 3 часов дня на нужды госпиталей в квартире губернатора принимались деньги, белье, одеяла, фуфайки, чулки, халаты, валенки и прочие вещи.

Весной 1904 г. наказной атаман генерал-лейтенант Я.Ф. Барабаш, атаман I отдела полковник Эрдман, атаман Оренбургской станицы подъесаул Прытков и три казака, Георгиевские кавалеры, были направлены в составе депутации в г. Самару для встречи с командующим Маньчжурской армией генерал-адъютантом Куропаткиным.

Настроение народных масс Оренбуржья как нельзя лучше отражено в речи Я.Ф. Барабаша, обращенной к командующему Маньчжурской армии: «Оренбургское войско, готовое к походу, нетерпеливо ждет своей очереди стать в ряды вверенной Вам армии. Верное заветам своих отцов и дедов оно не пожалеет последней капли крови, чтобы на предстоящем ему, под вашим предводительством боевом поприще проявить всю доблесть, свойственную русскому духу и тем оправдать надежды и ожидания нашего возлюбленного государя и Отечества».

Такое желание отдать жизнь за царя и Отечество в Оренбургской губернии было повсеместно. Губерния буквально бурлила. За военными событиями далекого фронта следили все. Казаки с нетерпением ждали отправки на войну.

Благодаря усилиям губернатора Я.Ф. Барабаша и начальника штаба генерал-майора барона Ф.Ф. фон Таубе мобилизация в Оренбурге прошла успешно, «в полном порядке и без малейшей задержки».

На подготовку мобилизации было обращено самое серьезное внимание, генерал-лейтенант Я.Ф. Барабаш лично осматривал готовые к отправке на фронт войска.

Вместе с войсками на фронт уезжали сестры милосердия. Уже к 21 ноября 1904 г. их число достигло 70 человек.

Однако, патриотический подъем был недолгим. Вскоре новости о неудачах российской армии стали звучать все чаще. Популярность войны неуклонно падала, вместе с тем увеличивалось число дезертиров. В условиях войны активизировались группировки РСДРП. 16 мая 1905 г. начали бастовать рабочие лесопильного завода товарищества Пименовых, 25 мая рабочие завода Эверта.

В июле 1905 года в Оренбурге началась забастовка рабочих мастерских и депо Ташкентской железной дороги, в которой участвовало более 600 человек. Главным требованием бастовавших было повышение заработной платы, установление при мастерских постоянной медицинской помощи, улучшение питания, снабжение рабочими книжками, сокращение рабочего дня «с 6 часов утра до 6 вечера, а не от восхода до заката солнца».

Местные органы власти во главе с Я.Ф. Барабашем всеми силами пытались не допустить беспорядков в городе. Так, Яков Федорович разрешил проводить общие собрания рабочим Ташкентской железной дороги. На этих собраниях должны были выбираться делегаты для переговоров с железнодорожным Управлением, вырабатываться требования об улучшении условий труда. Однако постепенно в ряды бастующих стали проникать революционно настроенные люди. Все чаще стали выдвигаться политические требования. Начиналась агитация против правительства. По понятным причинам подобные собрания были запрещены.

В это нелегкое для страны и губернии время удивляет выдержка губернатора и его несгибаемый авторитет среди населения. Так, 18 октября 1905 г., толпа, взволнованная Манифестом от 17 октября об усовершенствовании государственного порядка, первым делом направилась к губернатору «просить разрешения пройти с музыкой по городу» и только получив одобрение, народ двинулся по Николаевской улице (ныне – улица Советская). В этот день не раз звучала песня «Дубинушка», стали раздаваться лозунги «Долой царизм – да здравствует свобода».

К бастовавшим в эти дни рабочим присоединились и воспитанники Духовной семинарии. Демонстрация приобретала угрожающий характер. Узнав об участии в процессии революционных элементов, Я.Ф. Барабаш лично прибыл к толпе с просьбой «воздержаться от бесчинств». В толпе было много тех, кто просто «пришел поглазеть», в том числе большое количество детей и женщин. Ввиду этого, применение военной силы было невозможным. Лишь благодаря дипломатическому таланту Якова Федоровича демонстрация не вылилась в беспорядки на улицах города. 19 октября толпа разделилась на «патриотов и демонстрантов». Патриоты, взяв национальные флаги, портреты царя вновь отправились к квартире Я.Ф. Барабаша с просьбой «разрешить пройти по городу с оркестром и пением «Боже, Царя Храни», к шествию присоединялись все встречные, среди участников демонстрации был и священник с иконой. Численность участвовавших в процессии доходила до тысячи человек. К вечеру толпа спокойно разошлась.

Во многом благодаря грамотной внутренней политике Я.Ф. Барабаша демонстрации в Оренбурге носили мирный характер. Показательным является тот факт, что уже 20 октября город вернулся к обычной жизни, «вновь открылись магазины», железнодорожные рабочие приступили к выполнению своих должностных обязанностей.

Однако, после демонстрации по распоряжению епископа Оренбургского и Уральского Иоакима Духовная семинария была закрыта, а ученики распущены по домам.

Но, несмотря на временное затишье и казалось бы благополучный исход дела, механизм был запущен. В головы людей уже проникли и глубоко засели революционные идеи. Бастующие становились более агрессивными и враждебно настроенными. Многие примыкали к революционерам под страхом смерти. Ужесточились и меры наказания – начались увольнения и суды над забастовщиками.

Следует отметить, что Я.Ф. Барабаш оперативно решал проблемы и старался максимально уменьшить возникающие при беспорядках неудобства. Так, во время забастовки служащих почтово-телеграфного ведомства, Оренбургский губернатор Барабаш, в условиях, когда было прекращено как телеграфное, так и почтовое сообщение, постановил: «На первое время наладить перевозку исключительно письменной казенной и частной корреспонденции на почтовых лошадях по существующим почтовым трактам». Указанная корреспонденция должна была перевозиться в сопровождении полицейского урядника. Бастующие же почтовой службы были уволены. Однако по мере разрешения конфликта многие были приняты обратно, в связи с тем, что вступили в забастовку под угрозами.

К 1906 году население Оренбургской губернии (хоть и не в полной мере), было вовлечено в политическую борьбу, которая успела распространиться к этому времени и в среду сельских жителей, что требовало от правительства больших усилий.

В целях направления деревни в мирное русло были приняты незамедлительные меры. Широко распространялись объявления, призывающие население «вернуться к нормальному образу жизни и приступить к исполнению своих обязанностей».

В январе 1906 года Я.Ф. Барабаш активно содействовал учреждению в губернии Особых губернских и уездных комитетов, главнейшей задачей которых являлось разъяснение крестьянам предпринятых правительством мер по улучшению крестьянского землевладения, а также всех последующих законов и распоряжений, находящихся в непосредственной связи с земельным устройством крестьян. Действия комитетов находились в зависимости от местных условий. Работа проводилась в виде устных бесед, собраний, публичных чтений, издании брошюр, текстов воззваний и тому подобное.

В целом события 1905 начала 1906 гг. в Оренбурге протекали без особого кровопролития, чему возможно способствовали либеральные взгляды губернатора Я.Ф. Барабаша. Однако, 20 марта 1906 г. он был произведен в генералы от инфантерии и назначен присутствующим в Сенат.

Яков Федорович скончался в Швейцарии в 1910 году от болезни сердца.

Я.Ф. Барабаш был не только талантливым руководителем, но и замечательным семьянином. Он был женат на купеческой дочке Марии Ивановне Кузнецовой. За годы брака у них родилось четверо детей: Яков, Вера, Мария, Леонид.

Всего за годы службы он был награжден: орденами Св. Владимира 2,3,4 степени, Св. Анны 1,2 степени, Св. Станислава 1 и 2 степени, Японского восходящего солнца 3 ст., знаком Красного Креста, бронзовой медалью «За труды по первой всеобщей переписи населения» в 1897 году.

Для родных и близких он всегда был замечательным человеком. Современники высоко оценивали его заслуги перед Родиной и Императором. Сам же Яков Федорович говорил на свой счет лишь одну фразу: «Я только человек и большего ничего».

М.М. Зильберштейн,
ведущий архивист отдела ИиПД

Поделись статьей в социальных сетях.
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Одноклассники
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Blogger