Деятельность Оренбургской епархии в годы Первой мировой войны (по материалам оренбургской прессы)

В условиях общего патриотического подъема Оренбургская епархия практически с первых дней войны организовала работу по оказанию посильной и повсеместной помощи органам местного управления, фронту, раненым, семьям тех, кто с оружием в руках встал на защиту Отечества.

«Оренбургская газета» 22 июля 1914 г. сообщала: «Вчера в 3 часа дня преосвященным Дионисием в сослужении многочисленного городского духовенства был отслужен молебен о даровании Русской державе победы над врагом».

С первых же дней войны приходские священники призывали оказывать помощь односельчанам. В «Оренбургской газете» 24 июля 1914 года рассказывается: «Священник одного из сел Оренбургского уезда обратился к прихожанам с проповедью, в которой указывал на необходимость оказания помощи по уборке хлеба семьям ушедших на войну. Крестьяне отнеслись к этому сочувственно и убирают их хлеб наряду со своим».

Святейший Синод уже в августе 1914 года издал особый указ, в котором призывал монастыри, церкви и самих прихожан жертвовать «на врачевание раненых и больных воинов», собирать средства в пользу Красного Креста, искать помещения под госпитали и подготавливать людей, способных ухаживать за больными. В течение 1914 года в Оренбургской епархии открылось четыре монастырских лазарета. «Оренбургская газета» 24 августа 1914 год: «Местный Успенский женский монастырь в своем помещении отвел место на десять кроватей для раненых и больных офицеров и нижних чинов. Полное оборудование и содержание этих коек монастырь взял целиком на себя».

В газете «Оренбургские епархиальные ведомости» от 17 декабря 1914 года опубликована телеграмма Императора Николая II Оренбургскому епархиальному комитету Красного Креста: «Преосвященнейшему Мефодию, Епископу Оренбургскому и Тургайскому. Поручаю Вам Владыко, передать всем присутствующим на открытии лазаретов Мою благодарность за выражение чувства верноподданнической преданности и заботы о наших страждущих воинах».

Духовенство взяло на себя заботу оказания помощи семьям ушедших на войну. «Оренбургская газета» 14 января 1915 года сообщала: «Обеспечение семейств лиц, призванных в ряды войск по случаю войны, составляет одну из важнейших забот русского общества. В практическом разрешении этого вопроса деятельное участие принимает и наше православное духовенство. Имея в виду огромность жертв, которые потребует война, а также незначительность размера казенного довольствия для семейств лиц, призванных на войну, — Святой Синод в самом начале войны утвердил приходские попечительские советы. Задача попечительств – оказание помощи семействам призванных в армию, а в случае кончины главы семьи – обеспечение этого семейства до тех пор, пока это представляется необходимым. К 1 января 1915 г. в Оренбургской епархии действовало 19389 попечительских советов».

Более всего духовенство Оренбургской епархии приложили свои усилия на оказание помощи воинам, «производя среди прихожан сборы деньгами и всякими вещами – полушубками, валенками, сапогами, шапками, брюками, кальсонами, платками; жертвовалось мясо, сухари, конверты, бумага, нитки, иголки и прочее». Данные пожертвования, по мере их накопления, направлялись в действующую армию. В свою очередь, солдаты в ответ писали благодарственные письма с фронта со словами глубокой признательности за оказанную помощь. На страницах «Оренбургских епархиальных ведомостей» можно встретить немало строк солдатских писем, адресованных духовенству епархии и прихожанам: «Командир 13-го Оренбургского казачьего полка письмом от 27 марта 1915 года сообщал: «13-ый Оренбургский казачий полк приносит горячую благодарность Епархиальному комитету Красного Креста за присланные подарки нижним чинам к празднику Пасхи. Подарки доставили казакам много радости и светлых минут. Память, забота и отзывчивость общества скрепляет Великую Россию в несокрушимое целое».

Оренбургский епархиальный комитет Красного Креста финансировал лазареты и в губернии и на линии фронта. «Оренбургские епархиальные ведомости» 4 апреля 1915 года информировали: «Оренбургский епархиальный комитет Красного Креста принял на свои средства содержание 10 коек в одном из подвижных лазаретов Красного Креста на передовых позициях, с присвоением им имени духовенства Оренбургской Епархии, для каковой цели Комитет препроводил в кассу Главного управления 500 рублей на один месяц». Далее сообщалось, что «вышеупомянутые кровати учреждены в подвижном лазарете, действующем на Северо-Западном фронте».

Оказывало оренбургское духовенство и практическую помощь в изготовление предметов вооружения и средств защиты воинов. «Оренбургские епархиальные ведомости» 11 июля 1915 года: «Епархиальный комитет занят ныне  усиленным приготовлением «противогазов» (респираторов), для чего  выписал из Москвы образцы, надеясь изготовить до 20000 респираторов. По мысли и инициативе Преосвященного Серафима Комитет предполагает прийти на помощь правительству изготовлением снарядов».

Сообщали оренбургские газеты и о «религиозно-пастырской деятельности епархиального духовенства среди призываемых в действующую армию воинских чинов». «Оренбургские епархиальные ведомости» 5 сентября 1915 года: «В то время как военные начальники облекают своих воинов, готовых выступить против врага, во всеоружии современной боевой техники и искусства, на пастырях Церкви лежит прямая и священная обязанность облечь своих духовных чад, выступающих на защиту веры, царя и Отечества, во всеоружии Божие. Вследствие этого Преосвященный Мефодий распорядился озаботиться приисканием из числа священнослужителей выдающихся особой религиозностью и патриотической настроенностью, коим и поручить религиозно-пасторское попечение о призываемых в действующую армию. Из представленных духовенством о своей деятельности отчетов видно, что для призываемых в указанных воинскими начальниками местах отправлялись богослужения, а так же производились в свободные от воинских занятий часы религиозно-нравственные чтения и патриотические беседы».

Непосредственно на фронте служение несли полковые священники. Помимо духовного окормления личного состава, они поднимали боевой дух солдат, подготавливали их к возможной встрече с болью и смертью. На страницах «Оренбургских епархиальных ведомостей» в 1915 году опубликованы письма полкового священника, чья фамилия и инициалы не указаны: «Прибыв в полк, я тотчас же стал поправлять религиозные недочеты. Три дня вечерами служил для освободившихся батальонов полка молебны, после которых принимал солдат ко кресту. Ясно было заметно серьезное глубоко религиозное настроение воинов и их командиров. Усердно они молились, с сосредоточенностью, благоговейно прикладывались ко св. кресту, некоторые особо просили благословения. 20 мая пришла нам очередь отражать врага. В 6 ч. утра против нашей роты появилась цепь неприятеля. Затявкал пулемет, захлопали ружья и от цепи ничего не осталось: кто полег, кто скрылся назад в свой окоп. Так прошло первое сражение, в котором я принимал участие: я ушел на перевязочный пункт и помогал врачам. Хотя много писали о спокойствии и терпеливости наших раненых, но не видавши их на перевязочном пункте нельзя и представить их мужества и покорности своей судьбе. Ни стона, ни вздоха! Настроение серьезно деловое, и признаков огорчения или малодушного уныния нет. Так надо для родины, так велит присяга – и все!».

В 1915 году в Оренбургскую губернию стали прибывать беженцы из западных губерний Российской империи. 27 августа 1915 года епископ Серафим обратился к населению Оренбургской губернии об оказании помощи беженцам: «Направляющиеся к нам беженцы крайне нуждаются в самом необходимом, а главное в теплом приюте, потому что они разорены и должны терпеть голод и холод, если мы не придем им на помощь. Поэтому мы обращаемся к населению Оренбургской губернии с горячей просьбой проявить к несчастным разорившимся людям всю свою любовь, помня, что они такие же русские подданные, что отцы, мужья и дети многих из них так же, как и ваши проливают свою кровь за общее всем нам дело – благо России».

Корреспонденты газеты «Оренбургские епархиальные ведомости» в июне 1916 года публиковали материалы о деятельности духовенства по благоустройству беженцев: «В целях удовлетворения религиозных нужд беженцев епископом на пасхальной седмице было совершено в Татианинской церкви торжественное богослужение, во время которого сказано прочувственное слово беженцам, в котором Владыка призывал беженцев, в благодарность за заботы о них, потрудится в пользу Родины в деле обсеменения полей лиц, ушедших на войну. В настоящее время духовенство занято мыслью об открытии приюта-яслей для детей дошкольного возраста и общежития для детей школьного возраста, для чего попечителями собираются сведения о количестве нуждающихся в презрении детей, в целях привлечения возможно большего количества беженцев на полевые работы».

Еще одна категория граждан нуждавшихся в постоянной заботе и помощи церкви – воины утратившие трудоспособность. Газета «Оренбургские епархиальные ведомости» 15 июля 1916 года сообщала: «В здании Духовной консистории под председательством епископа Мефодия, состоялось очередное заседание Оренбургского епархиального комитета Красного Креста. На заседании был выяснен вопрос об устройстве курсов пчеловодства для увечных воинов. Курсы пчеловодства откроются 20 июля, в одной из церковных школ г. Оренбурга. Слушателей предположено иметь до 20 человек».

На страницах оренбургских газет сохранилось множество свидетельств деятельности духовенства по оказания помощи воинам и «всем пострадавшим от военных бедствий».

Е.Н. Косцова
ведущий архивист отдела ИиПД
27.08.2014

Поделись статьей в социальных сетях.
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Одноклассники
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Blogger