1917 год в Оренбургской губернии (к 100-летию начала Первой мировой войны, по материалам оренбургской прессы)

О произошедших в Петрограде в феврале 1917 года событиях оренбургские газеты сообщили 3 марта 1917 года: «Свершилось событие огромной, исключительной важности! На смену старой власти прогнившей до корня и в процессе собственного тления готовившейся погубить Россию, создалась новая власть из народных избранников. Граждане! Объединимся для завоевания лучшего будущего, отбросим до окончания войны все внутренние, партийные и личные счеты. За работу! За будничную, усиленную работу на благо народа! Для проявления восторга время впереди».

В газете «Оренбургское слово» от 5 марта 1917 года опубликованы телеграммы от Главнокомандующего армиями юго-западного фронта Брусилова и Главнокомандующего армиями северного фронта Рузского с обращением о переходе к новому режиму армии и с указанием, что на фронте спокойно.

Находящиеся в городе войска восприняли происходящие события не так спокойно. 6 марта 1917 года: «С 7 часов вечера до 12 ½ часов ночи в цирке проходил грандиозный митинг солдат и офицеров гарнизона в количестве около 5000 человек. На митинге вынесено было постановление об аресте начальника гарнизона генерала Погорецкого и устранении Сандецкого. В 3 часа ночи генерал Погорецкий арестован.  Арестован также начальник губернского жандармского правления».

В газете «Известия Оренбургского губернского Комитета общественной безопасности» от 1апреля 1917 года рассказывалось о событиях на фронте: «Последнее официальное сообщение принесло печальное известие о серьезном поражении, нанесенном нашим войскам на фронте генерала Леша, в районе Ковеля. Застигнув наши войска врасплох, противник нанес им сильный урон, который достигает потери только людьми 20-25 тысяч, не считая потери материальной части. Такой неожиданный крупный успех противника можно отнести, по мнению наших венных авторитетов, только к колебанию дисциплины».

Проблемы с дисциплиной на фронте волновали многих. В газете «Известия Оренбургского губернского Комитета общественной безопасности» от 16 апреля 1917 года опубликована резолюция уральской казачьей дивизии (с фронта): «Война должна быть, во что бы то ни стало, доведена до победного конца, потому что только победа укрепит в России долгожданную свободу. России нужна в настоящее время сильная армия. Армия сильна строгой дисциплиной. Дезертирам, бегством своим из армии предающим свободную Россию в руки врагов, мы заявляем, что если они не возвратятся немедленно в ряды войск, то будут преданы суду своих товарищей».

 С призывами к дисциплине обращались и солдаты-фронтовики. Газета «Оренбургская жизнь» 21 мая 1917 года сообщала: «Голос из окопов: Братья солдаты и вольные граждане! К нам в окопы из глубин России, с тылу приходят плохие вести о позорном поведении некоторых воинских команд. Мы грудью отстаиваем свободную родину, кровь проливаем за будущее счастье жизни в обновленной России, а некоторые солдаты, забыв стыд и долг перед родиной, устраивают скандалы, самосуды, бесчинствуют. Товарищи! Не забывайте нас в окопах. Нам нужна помощь людьми, нам хлеб нужен, нужны снаряды. Нас не поддержите, перебьет нас немец и до вас доберется».

С июля 1917 года в Оренбурге стал издаваться «Оренбургский казачий вестник» – независимый печатный внепартийно-республиканский орган свободного казачества. В газете от 9 августа 1917 года опубликовано сообщение атамана Оренбургского казачьего войска А. Дутова о проходившем в ночь на 21 июля в Петрограде собрании членов Временного правительства, на котором он присутствовал как представитель Оренбургского казачества: «Жутко было. 189 миллионов Государства Российского спало мирным сном, а здесь в туманном Петрограде 120 человек решали судьбу России.  Только в 5 часов утра решимостью «кадет» передать всю власть А.Ф. Керенскому без всяких оговорок и поручить ему составление кабинета, было достигнуто. Трагизм положения усиливался еще тем, что тут же лежала телеграмма нашего народного героя – вождя Корнилова с его пунктами условий, на которых он может принять пост Верховного Главнокомандующего. И ответа никто дать не мог, ибо не было в тот момент в России власти. А армии бегут, разваливаются, фронт гнется, а вождя нет!»

Сложная политическая обстановка беспокоила граждан страны. Корреспондент «Оренбургского казачьего вестника»  27 августа 1917 года писал: «Сегодня полгода с первого дня русской революции. Полгода с того жуткого момента, когда на улицах Петрограда был поставлен безоружною толпою вопрос: быть или не быть самодержавию в России? И вся Россия дружно, восторженно ответила — не быть! Полгода, только полгода назад. И вот уже снова стоит вопрос пред народом. Страшный вопрос, последний: быть или не быть России? И нет на него дружного, единого ответа».

3 сентября 1917 года в «Казачьем вестнике» сообщалось об аресте Корнилова: «Генерал Корнилов арестован, генерал Алексеев вступил в должность начальника штаба». Далее рассказылось: «Выяснилось, что генерал Корнилов при содействии генерала Каледина увлек за собой некоторые части Донских казаков. Другие части тех же Донцов остались верны Временному правительству. Таким образом, раскол в среде казачества разросся до той грани, где разногласия решаются железом и кровью.  И может быть – ведь мы знаем еще не все – может быть, уже лилась казачья кровь от казачьей же руки. Лилась в то время, когда для Родины дорога каждая капля этой крови, когда каждая жизнь нужна для борьбы с врагом».

В город продолжали поступать раненые воины, 5 сентября 1917 года в «Оренбургском казачьем вестнике» сообщалось: «Губернский комитет больным и раненым воинам открывает в г. Оренбурге лазарет для офицеров. Открытие лазарета вызывается переполнением офицерских палаток военного госпиталя больными и раненными офицерами».

Казаки с фронта в своих письмах в редакцию «Оренбургского казачьего войска» обращались к оренбурженкам с просьбами о помощи: «Наступила осень, которую нам как предыдущую придется провести среди болот на фронте. Хочется просить вас, казачки, вспомните о нас. Одели бы вы наши руки перчатками, а ноги суконными чулками! Этим вы поможете и нам, и нашей исстрадавшейся дорогой отчизне».

25 октября (7 ноября) 1917 года в Петрограде произошло событие, изменившее ход истории в нашей стране – власть перешла в руки большевиков. В «Оренбургском казачьем вестнике» 27 октября 1917 года был опубликован приказ войскового атамана А.И. Дутова, в котором захват власти большевиками был назван «преступным и совершено недопустимым».

Приказом объявлялось о принятии всей полноты власти  войсковым правительством и лично А.И. Дутовым: «В силу прекращения сообщения и связи с центральной Государственной властью и принимая во внимание чрезвычайные обстоятельства, Войсковое Правительство, ради блага Родины и поддержания порядка, временно, впредь до восстановления власти Временного Правительства и телеграфной связи, с 20-ти часов 26-го октября приняло на себя всю полноту исполнительной Государственной власти в войске».

В этот же день в газетах было распространено «Обращение к населению», подписанное Оренбургским губернским комиссаром Временного правительства Н.В. Архангельским, войсковым атаманом А.И. Дутовым, председателем губернского комитета Общественной безопасности А. Константиновым, оренбургским городским головой В. Барановским: «Ввиду распространяющихся по городу темных слухов, в виду призыва некоторых лиц к захвату власти, погромам и грабежу, доводится до сведения граждан города Оренбурга, что всякие попытки создать беспорядки, откуда бы они ни исходили, будут, подавляется в корне, беспощадно, не останавливаясь ни перед какими мерами. В тот момент, когда мы стоим у порога Учредительного собрания, и весь русский народ может и должен сказать свое свободное слово, определить основы всей своей жизни, захват власти не может быть допущен. Всякие демонстрации, уличные митинги, карточные игры, игра в «орлянку» и другие азартные игры на улицах и площадях воспрещаются».

Одной из важнейших задач, которую ставили перед собой большевики, был выход из войны. Правительство стран Антанты старалось не допустить заключения мира. В «Казачьем вестнике» от 12 ноября 1917 года опубликована телеграмма из ставки Главнокомандующего: «Союзники сообщили: если Россия приступит к переговорам о мире, то мы все ея союзники, заключим мир за счет России, и в то же время все мы, союзники, объявляем России войну на основании договора 1914 года».

Со страниц оренбургской прессы звучали призывы победоносно завершить войну, но одновременно публиковались материалы о развале российской армии. Газета «Южный Урал» 28 ноября 1917 год: «Умирающая армия. Непобедимая армия! Славная армия! Да здравствует армия! Кто не помнит этих официальных лозунгов, очень недавнего прошлого. Все сердца, все симпатии тянулись к ней к армии. Еще несколько месяцев назад сентиментальное отношение общества к солдату сменилось глубокой благодарностью ему за то, что он помог свергнуть самодержавие. Недолго, однако, длилось очарование гражданским подвигом солдата. Революционный солдат оказался мифом. Многомиллионное дезертирство с фронта впервые же дни революции, массовое переполнение госпиталей здоровыми солдатами в целях эвакуации в тыл, массовые насилия над офицерами, митингование, праздность, пьянство. Знавала армия и лучшие дни. Было время, когда и она внушала страх врагам и уважение союзникам. А теперь издеваются над ней те, кто пользуется ею, как орудием гражданской войны. Бедная, несчастная армия!»

12 декабря 1917 года оренбургские газеты сообщили о начавшихся мирных переговорах. «7 декабря в 3 часа дня, в Бресте открылось совещание делегатов России и центральных держав, на котором рассматривался план работ общеевропейской мирной конференции и выяснялись условия заключения мира».

Е.Н. Косцова
ведущий архивист отдела ИиПД
24.06.2014

Поделись статьей в социальных сетях.
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Одноклассники
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Blogger