1916 год в Оренбургской губернии (к 100-летию начала Первой мировой войны, по материалам оренбургской прессы)

К началу 1916 года в городе Оренбурге сложилась тяжелая обстановка. Из продажи исчезли соль, сахар, мыло, табак, бумага. Ощущался острый недостаток хлеба и мяса. Газета «Оренбургское слово» сообщала 15 января 1916 года: «Если цены на продукты возросли за год в 4 раза, то заработная плата осталась на прежнем уровне, то есть в среднем, один рубль в день». Городские власти пытались наладить снабжение жителей продуктами первой необходимости.

Пользуясь сложившейся обстановкой многие торговцы завышали цены на продукты. В газете «Оренбургское слово» публиковались материалы о наказании недобросовестных торговцев: «23 января. Постановлением Главноначальствующего Оренбургской губернии от 16 января В.Н. Шабалин, за продажу сахара по цене, выше определенной комиссией и А. Бушуев, за повышение цены на квартиру занимаемую семейством лица, призванного по мобилизации, подвергнуть аресту на 2 недели и штрафу по 30 рублей».

6 февраля 1916 года корреспонденты газеты обращались к жителям города: «Граждане! Завтра в 8 ½ часов начнется перепись всего населения Оренбурга для определения требуемого количества предметов первой необходимости и топлива. Эту перепись желательно провести в один день, а потому необходимо, чтобы все жители оказывали полное содействие переписчикам, давали им точные и быстрые ответы, не задерживая хода работ излишними беседами».

Нехватка продуктов ощущалась и в других городах губернии. «Оренбургское слово» 8 марта: «Просят сахара. Илецкий городской староста обратился к городской управе с просьбой направить для Илецкой Защиты  и его окрестностей пять вагонов сахара-рафинада и 2 вагона сахарного песку. Нужда в сахаре очень большая».

Но, что бы ни происходило в городе, вести с фронта продолжали волновать всех. «Оренбургское слово» 5 февраля 1916 года: «Эрзерум взят. Телеграмма Августейшего наместника Его Императорского Величества на Кавказе Николая: «Господь Бог оказал сверхдоблестным войскам кавказской армии столь великую помощь, что Эрзерум после пятидневного беспримерного штурма взят».

В газетах продолжали публиковать письма из действующей армии. «8 января 1916 г. 9 рота 191 пехотного Ларго-Кагульского полка сердечно благодарит всех принимающих участие в организации сбора подарков для родных Оренбургу солдат в окопах. Если-бы кто ни будь из Вас посмотрел на солдата в окопах получающего Ваш подарок, то Вы несколько не пожалели бы потраченных Вами сил и средств на эти подарки. Все присланное в подарок: пара белья, перчатки, чай и сахар, и кисет с табаком как нельзя более подходит в данное время для каждого солдата. Пока мы еще стоим в окопах и ждем чего-то, но каждый из нас чувствует, что недалек тот час, когда русский мужик должен будет приложить всю свою могучую силушку, пред которой ничто в мире не устоит. Искренно благодарный Подпрапорщик В. Князев»

Оренбуржцы собирали пожертвования для отправки подарков в армию. В газете за 4 марта 1916 года рассказывали об одном из таких пожертвований: «Г-жей Антоновой доставлены в редакцию для передачи в земский союз на пасхальные подарки воинам 5 руб., собранные при следующих обстоятельствах: в прямом вагоне Москва – Оренбург ехавшие в числе прочих пассажиров артистки ныне гастролирующей в Оренбурге труппы г-жа Палецкая и скрипач Кравец, по просьбе публики, устроили импровизированный концерт, сбор с которого решено было отдать на пасхальные подарки воинам».

В апреле 1916 года Оренбургский военно-спортивный комитет поручил местному обществу любителей физического развития организовать занятия «по допризывной подготовке лиц, подлежащих приему в войска». Корреспондент газеты «Оренбургское слово» сообщал: «Получившие свидетельства о прохождении курса, в случае их призыва или добровольного поступления в ряды армии, имеют преимущественное право на прием в школы для подготовки прапорщиков или на немедленное зачисление в учебные команды».

Нехватка продуктов питания все сильнее ощущалась в городе, что привело к стихийному выступлению жителей города. Газета «Оренбургское слово» 4 мая 1916 года рассказывала о беспорядках, произошедших в городе 2 мая: «Толпа солдаток стояла у губернского подъезда,  требуя выхода губернатора. Исполняющий должность Главноначальствующего Л.А. Пушкин вышел к толпе, делегатки начали жаловаться, что город лишил их на летнее время дополнительного пайка, что им жить нечем. Пушкин успокоил солдаток, объяснив, что город не имеет средств, как только благотворительные средства накопятся, дополнительные пайки будут выдаваться. Казенный же паек будет выдан 3 мая. Солдатки ушли, но часть их пошла к мучному магазину Брагина, в котором начали самовольно брать муку и уносить. Далее они бросились к другим мучным лавкам, которые при их приближении закрылись. После 12 часов дня начался погром магазинов. Прибывшие казаки пытались сдерживать толпу, но безуспешно. Ни к холодному оружию, ни к нагайкам казаки не прибегали. Вечером власти были вынуждены приказать применять оружие. Толпу сумели разогнать только к вечеру. К счастью, несмотря на то, что, в конце концов, войска принуждены были стрелять боевыми патронами, убитых нет. Вчера (3 мая — Е.К.) Главноначальствующий объявил о воспрещении выхода из квартир после 9 часов вечера. Войска расположились в центре города и усиленными патрулями препятствуют скоплению нарда».

С 1 июля 1916 года в г. Оренбурге была введена карточная система на дрова, сахар, отруби и муку. Цитата: «Для распределения карточек между населением город разбит на пять участковых продовольственных комиссий, во главе каждой комиссии состоит председатель, избранный городской думой. Общее руководство карточной системой лежит на городской продовольственной комиссии. Норма сахара определена по 3 фунта на человека, дрова по ½ погонной сажени на печку».

Не смотря на все меры предпринимаемые городскими властями обстановка в городе оставалась напряженной. Об этом рассказывают оренбургские газеты: «19 августа. М. Годовых за хранение револьвера с боевыми патронами к нему подвергнут двухнедельному аресту; заключению в тюрьму на один месяц Князев и Пашкин первого за продажу, а второго за хранение револьвера без надлежащего разрешения».

24 сентября «Гражданин  Жук и граждане Трукмины за подстрекательство толпы к беспорядкам и демонстративно дерзкие выходки по отношению к чинам полиции подвергнуты первый месячному аресту, остальные двухнедельному».

Продолжали публиковать вести с войны. Практически в каждом номере рассказывалось о подвигах летчиков. Цитата: «Несмотря на туманную погоду, наши летчики проявили значительную деятельность в течение дня 4 октября. Три неприятельских аэроплана были сбиты на фронте Соммы. Один из наших летчиков атакованный тремя фоккерами между Руа и Ласиньи сбил одного и обратил в бегство двух других».

Внимание и помощь со стороны городских властей требовалось воинам утратившим трудоспособность, которых в городе становилось все больше. «Оренбургское слово» 20 октября: «Директор народных училищ сообщает городской управе, что при местном ремесленном училище, возможно, открыть учебную мастерскую для увечных воинов на 40 человек по кузнечно-слесарному, столярно-плотничному, портняжному и сапожному делу».

26 ноября в г. Оренбурге состоялся праздник Георгиевских  кавалеров. Вот как о состоявшемся мероприятии рассказывал корреспондент газеты «Оренбургское слово»: «Сегодня праздник всех Георгиевских  кавалеров. По этому случаю в кафедральном соборе будет отслужена литургия. После, около собора состоится парад частям войск, расположенным в г. Оренбурге. В параде примут участие и все Георгиевские  кавалеры. После парада герои отправятся в помещение народного дома на празднество. Сюда же будут приглашены и офицеры, имеющие орден св. Георгия Победоносца. По слухам, в Оренбурге имеется свыше 400 Георгиевских  кавалеров».

Е.Н. Косцова
ведущий архивист отдела ИиПД
28.04.2014

Поделись статьей в социальных сетях.
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Одноклассники
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Blogger