1915 год в Оренбургской губернии (по материалам оренбургской прессы к 100-летию Первой мировой войны)

В оренбургских газетах в 1915 году продолжали публиковать большое количество материалов о войне.

Январь – июнь 1915 г.

Оренбуржцы старались, как могли оказывать помощь призванным на войну и их семьям. 14 января. «Вчера в казенной управе производилась выдача казенных пайков за январь месяц женам нижних чинов, призванных на войну».

27 января. Оренбургские легковые извозчики, желая оказать помощь нашим храбрым воинам, с разрешения г. Главноначальствующего, решили всю дневную выручку за 28 января употребить на покупку необходимых для солдат вещей и отослать их на позиции для пехотных полков, выступивших из гор. Оренбурга. Извозчики отказываются от своего дневного заработка в доходнейший для них день, когда начинается масленичное катание». 3 февраля объявлены  итоги сбора – 1833 рубля с копейками.

Практически в каждом номере газеты публиковали материалы об оренбуржцах отличившихся в ходе боевых действий. «25 января. За отличие в делах против неприятеля награждены орденом Св. Георгия 4 степени: полковники 192 Рымникского пехотного полка Петровский и Берштенцвейгер, а также командир 1-го Оренбургского казачьего артиллерийского дивизиона Ончокова».

Газета «Оренбургская жизнь» 8 апреля 1915 года разместила на своих страницах письма оренбургских казаков на родину. «Пока Господь Бог меня хранит. Из дома еще не получал не одного письма. Куда идут письма, не знаю. Но теперь напали на след, и, должно быть, скоро получим целую кипу писем. Вот тогда засяду где-нибудь на берегу Вислы и буду почитывать. А кругом так и раздается: трах, трах, бум… То тяжелая немецкая артиллерия стреляет! На днях одна такая штука ахнула около нашей сотни и такого шума наделала, — беда! Слава Богу, — ничего, одного лишь моего денщика контузило осколком».

«На днях в час ночи я, со своим разъездом, налетел на германские окопы. Немцы подпустили нас на 10-15 шагов, после чего открыли адский огонь. Две лошади были убиты, и три казака упали сильно ранеными. Мы казаков подобрали и, отстреливаясь, отошли назад. За эту разведку пять казаков получили Георгиевские кресты».

В начале Первой мировой войны, подъем националистических настроений привел к переименованию многих российских городов с немецкими названиями.  Уже в августе 1914 г. была переименована столица Российской империи Санкт-Петербург в Петроград.

12 апреля в Оренбургской городской управе состоялось заседание комиссии гласных для рассмотрения вопроса о переименовании г. Оренбурга. Большинством голосов решено переименовать  город. Поступило много предложений с названиями. Собрание остановилось на следующих: Яицк, Приуральск,  Елизаветдар, Орелград, Славногеоргиевск и Новогеоргиевск. Один из присутствующих пожелал, почему бы еще не прибавить два названия «Пыльград» и «Грязьград», которые были бы очень подходяще.

На следующем заседании состоявшемся, 24 апреля было решено оставить нашему городу его прежнее название.

Вести с фронта приходили все более ужасающие. 19 апреля Военный врач Приссман сообщил подробности бомбардировки Белостока (город в Польше): «Первые аэропланы появились над городом часов в 9 утра, когда уличное движение было в полном разгаре. Взрывы следовали один за другим, неся смерть и разрушение на своем пути. Пострадавшие – в большинстве случаев дети школьного возраста. Убито 20 малюток, раненых гораздо больше. Характерным является то обстоятельство, что все снаряды, брошенные в город, не преследовали цели: разрушения построек военного ведомства. Неприятельские летчики желали исключительно навести панику на мирное население».

В ходе Первой мировой войны немцы применили такое бесчеловечное оружие как  удушливый газ. Впервые газ был применен 22 апреля 1915 года в битве под австрийским городом Ипр, а уже 17 мая в «Оренбургской газете» опубликована телеграмма Главноуполномоченного Красного Креста о том, что «случаи применения германцами бомб с удушливыми газами были за последнее время в районах всех армий северо-западного фронта».

В конце июня в Оренбург санитарным поездом прибыли первые  18 жертв удушливых газов. Все эти больные были направлены в земский лазарет № 2, находящийся в бывших Михайловских казармах.

В «Оренбургской газете» за 2 июня читаем: «В телеграфном сообщении из Петрограда о насилиях, котором подвергаются наши пленные в Австрии и Германии, указывается на возмутительные факты отношения к пленным. При захвате в плен отбирают не только деньги и все более или менее ценное, но даже хлеб, платье, сапоги, бельё. Выбравшиеся из плена были свидетелями, как на глазах их были убиты пленные, не желавшие добровольно отдавать принадлежавшее им имущество. Были случаи, когда пленные, тотчас по взятии в плен были на месте расстреляны без всякой видимой к тому причине. Так погибло восемь оренбургских казаков, расстрелянных немцами у города Брезины».

Из Оренбургской губернии к началу 1915 года на фронт было мобилизовано более 37 тысяч ратников. А с учетом казачьего населения края в действующую армию призвано свыше 100 тысяч человек, многие из них пошли на войну добровольцами. Но на фронт стремились не только взрослые оренбуржцы.

26 мая в газете «Оренбургская жизнь» опубликовано сообщение «Юный доброволец», в нем содержится следующая информация: «10 мая из Форштатской колбасной скрылся рабочий – крестьянин села Новотроицкого Степан Проскуряков, 16 лет. Принятые меры к его розыску самим хозяином не дали никаких результатов. Теперь Проскуряков прислал письмо из Варшавы, в котором просит прощение за причинённое беспокойство и заявляет, что он не мог вынести мучений совести, читая в газетах о страданиях наших братий воинов на поле брани, в то время как мы в тылу живем спокойно и благоденствуем. Степан Проскуряков идет на войну добровольцем».

Перед сельскими  жителями стояла задача вовремя посеять хлеб. В газете «Оренбургское слово» за 25 июня рассказывается о помощи, оказанной сельским обывателям учащимися губернии: «Несмотря на уход людей из деревни, сельские поля в нынешнем году оказались засеянными так же, как и до войны. По ходатайству ведомства землеустройства министерство просвещения разрешило учебному начальству на местах организовать из учащихся особые отряды для пополнения полевых работ в крестьянских хозяйствах, в которых не хватает рабочих рук. Мы надеемся, что родители учащихся не будут чинить препятствий своим детям на пути поступления их в трудовые дружины, а сами учащиеся  горячо откликнуться на призыв».

Июль – октябрь 1915 года

Публиковались в газетах и материалы о новых видах вооружения российской армии. «Илья Муромец. Имя былинного русского богатыря, защищающего родную землю от вражьих нападений, дано единственному в мире гиганту воздушного флота. Имя это оправдано. И по размерам, и по подъемной силе, и по устойчивости в воздухе, по своей боевой силе и по ни с чем несравнимой меткости попадания бросаемых снарядов, — изобретение Сикорского – летательный аппарат «Илья Муромец» совершенно оправдывает свое имя. Пусть стаи русских «Муромцев» внесут огонь, разрушение и ужас в тыл врага».

Воюющая страна остро нуждалась в развитии промышленности.  Оренбургская губерния была преимущественно аграрной, но, тем не менее, в губернии были предприятия, изготавливающие «предметы снабжения армии». В прессе обсуждался вопрос создания военно-промышленных комитетов в губернии:

«14 июля. Центральный военно-промышленный комитет предполагает образовать областные комитеты, в состав которых будет входить известное число районных комитетов. В Самаре намечен областной комитет, в состав которого войдет Оренбург».

«19 июля. Сегодня в час дня в Народном доме назначено собрание рабочих по вопросу об участии их в работах по снабжению армии».

24 июля 1915 года в газете «Оренбургское слово» было опубликовано сообщение о дополнительной мобилизации: «По Высочайшему повелению решено призвать молодых людей, родившихся в 1896 году, которые в мирное время подлежали бы явке к исполнению воинской повинности в 1917 году. Для отправления на сборный пункт призываемые должны собраться в своих волостях и станицах 5 августа в 7 утра».

В июле 1915 года в г. Оренбург и губернию начали прибывать беженцы из западных губерний империи. 1 августа. «Городская управа поручила председателю санитарного попечительства П.А. Бродову организовать питание для беженцев, расположившихся по преимуществу на постоялых дворах. Питательный пункт открыт в столовой санитарного попечительства. Уже несколько дней в этом пункте выдается по 500-600 обедов. Почти все беженцы немцы (русского подданства) и латыши, приехавшие из Холмской губернии. Среди них много истощенных и больных. Кроме организации питания беженцам необходима медицинская помощь».

На страницах газет размещали объявления беженцев с просьбами найти их пропавших близких: «6 октября. В редакцию явился беженец Гродненской губернии Осип Земчиков, который просил через посредство печати указать, если возможно, где находится его жена, дочери и сын. Если адрес данных лиц кому-либо известен, то его просят сообщить в нашу редакцию».

Уже к 12 октября в Оренбург прибыло 61988 беженцев, в Оренбургском уезде их число составило 11813 человек.

На фронте во второй половине 1915 года российские войска потерпели ряд неудач. Корреспонденты газет старались поднять боевой дух  населения: «Отход наших войск, сдача больших крепостей Ново-Георгиевска, Ковно, Оссовца, Брест-Литовска, занятие австро-германцами Польши и Прибалтийского края, сотни тысяч беженцев, хлынувших из разоренных областей внутрь России – вызвали в некоторой части населения чувство уныния. Но российский народ отвечает: «Мы победим, когда настанет момент. Когда нашим трудом, потом и кровью мы отольем те десятки тысяч пушек и миллион снарядов, которых нахватало уже на седьмом месяце войны».

Оренбург был крупным центром, куда направлялись военнопленные. Условия их содержания отслеживались не только местной властью. «Оренбургское слово» 10 сентября: «Несколько русских сестер милосердия отправились осматривать лагеря русских военнопленных в Германию; последняя —  тоже в Россию для той же цели командировала сестер милосердия. Одна из них Эрика фон-Пассов и делегат Красного Креста г. Дрексель прибывают в Оренбурге для осмотра Менового двора, где живут военнопленные».

Знаменательное событие произошло в городе в конце октября 1915 года. «Третьего дня (т.е. 19 октября) в местной школе прапорщиков состоялся первый выпуск офицеров. Окончили курс  и произведены в прапорщики 480 человек».

Корреспонденты оренбургских газет держали в курсе событий своих читателей.

 Е.Н. Косцова,
ведущий научный сотрудник отдела ИиПД
07.04.2014

Поделись статьей в социальных сетях.
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Одноклассники
  • Facebook
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Blogger